Одессика - энциклопедия об Одессе
Новости сайтаКалендарь ОдессыСобытия из истории ОдессыЛюди ОдессыРазные истории об Одессе и ее жителяхМемуары об Одессе, проза, поэзия, живопись об Одессе и в жизни ОдессыАльбом фотографийУлицы ОдессыСловарьКаталог одесских сайтовФорумО проекте

Одесса все-таки хороша...

<<< начало

Остановитесь только несколько минут на Греческой улице, и вы услышите оллапотриду (испанское блюдо, типа каши. Слово употребляется как смесь национальностей и наречий.) всех наречий и лепетаний, увидите самые разнообразные физиономии, самые странные наряды, и вам покажется, будто вы на маскарадном бале большого размера. Эта часть города или, собственно, эта малая часть Греческой улицы, в то же время и самая живая из всех улиц, и вы не иначе протиснитесь по ней, как с помощью локтей. И между тем вас оглушает несносный крик продавцов устриц, апельсинов, старых книг, платья и шляпок, так что вы должны остерегаться, чтобы в замешательстве не опрокинуть здесь ветошника, там клетки с канарейками, бочонка с деревянным маслом или железная печь, в которой жарятся каштаны; и между тем болгарские мальчишки преследуют вас своей Heliva (лакомство, составленное из соков растений, муки и меда, которое, как клей, пристает к зубам). Русские восхваляют свой квас и бузу, итальянцы крикливо предлагают свои pesce (итал. - рыба.) и наконец грек, в одежде кофейного цвета, прославляет свое кислое молоко словами, в которых я мог только различить несладкое kaimalaka-likaka!

Такая живость является уже в гораздо меньшем виде на прочих улицах и, тогда как Греческая, Екатерининская и Ришельевская улицы наполняются прекраснейшими и богатейшими магазинами, вполне обличают движение большого города, предместья Одессы, как, например, Молдаванку, - едва можно отличить от обычного, селения. Вообще все одесские улицы чрезвычайно правильны, прорезывают одна другую под прямым углом, и так широки, что жители желали бы теперь, чтобы они были несколько уже, потому что мощение их сопряжёно с большими издержками и затруднениями: для устроения мостовых бывает в необходимость привозить камень из Триеста и Сицилии, выписывали также лаву из Неаполя, но все же это обходится не слишком дешево. По названиям улиц уже можно судить о разноплеменности одесских жителей, вы найдете там улицы: Греческую, Итальянскую, Польскую, Еврейскую, Арнаутскую и т. д. и одну Немецкую. Немецкая населена почти одними только швабами, которые ненарушимо сохранили еще свои отечественные обычаи и одежду. Вы увидите там вывески на немецком, языке, между тем как в других местах везде почти итальянские или французские; вы заметите на Немецкой улице мужчин в синем, коротком одеянии, с тремя рядами многочисленных маленьких оловянных пуговиц; вы найдете там у табачных трубок фарфоровые головки, которые нигде уже не употребляются. И вот, в воскресенье, рано утром идут мелкими шагами швабки, к сожалению, не очень красивые, в новую очень красивую церковь; и даже не видевши характеристического, простосердечного и добродушного лица, вы тотчас узнаете скромных дщерей Германии по их особенной походке, по маленьким белым полотняным чепчикам, по узким платьям с талиею, имеющею едва ли двухвершковую длину и трудную для описания.

Дома в Одессе большею частью в один этаж; но многие в два и только некоторые в три, хотя первые уже именуются там двухэтажными, потому что rez-de chausse (первый этаж) также считается за этаж. Архитектура домов с большим вкусом, и у многих великолепна и величественна. Наружные стены домов по большей части желтые, а железные кровли выкрашены зеленою краскою, некоторые кровли из черепицы, другие из аспида, но деревянных очень мало, потому что правительство не разрешает крыть деревом, которое и без того очень дорого по недостатку леса. Беспрерывно прибавляются новые строения, и особого рода камень, из которого образован целый грунт Одессы, чрезвычайно облегчает постройку домов. Эти камни, составленные только из раковин или желтой и красной глины, держатся рыхло и от того не бывают ломаемы, но получают надлежащую форму и величину (около 3 фут длины и одного толщины) посредством пилы. Мягкость их и непрочность вошли там в пословицу, так что "каменное сердце" едва ли не покажется там похвалою. Однако же этот камень очень удобен к употреблению, и работа производится с быстротою стрелы, так что если вы не побываете несколько времени на одной улице, то с трудом узнаете ее после, новые, часто преогромнейшие строения, будто в одну ночь вырастают из земли и становятся под крышу, и вы не успеете оглянуться, как новопостроенный дом уже обитаем.

Яркое полуденное небо, которое кажется еще ярче и пламеннее от лучезарности чернооких дщерей Италии, Мореи и Сиона, отогнало своей поэзией холодную, трезвую степенную прозу, которая, впрочем, так крепко укореняется в торговых городах, вот почему Итальянская опера бывает довольно посещаема. Оперный дом, прекраснейшее здание, обращенное главным фасадом к морю, внутри еще гораздо лучше. Зала имеет форму подковы, кресла, партер, четыре яруса лож и галерея могут вмещать довольное число зрителей. Внутренние украшения сделаны с отличным вкусом, так что они могут понравиться даже и тому, кто видел театры в больших столицах. Равномерно, в высокой степени отличаются своим изяществом декорации и музыка, и Одесский театр, исключая Петербурга и Москвы, не имеющий подобного в всей Империи, пользуется большой славой во всех близлежащих провинциях, так что морские купания и опера суть побудительные причины, привлекающие летом в Одессу множество польских помещиков. Разумеется, при этом платится высокая дань модницам и портным; не забывают также смотреть брандвахту, взойти на маяк, отведать мороженого на бульваре у Каруты; мужчины совершают дела, маменьки запасаются пуклями и зубными тинктурами, а девушки воспоминаниями на целый год.

Но мы снова обращаемся к театру и должны присовокупить, что дирекция, ежегодно получающая из городской суммы весьма значительную добавку (до 80 000 рублей), дает свои представления только при итальянской музыке, и хотя из этой музыки выбирается новейшее и лучшее, но публика все-таки требует перемен. На театре постоянно бывают две или три примадонны, каждая из них имеет между слушателями свою партию, и когда одна партия шикает, другая в то же время аплодирует. Только что прочтут на красной афише: al benefizio della Signora М... (итал. - о бенефисе Синьоры М.), так тотчас же все вооружаются, приготавливают печатные стихи, портреты, покупают букеты с цветами, и, при живейшем рукоплескании, все это опускается на публику и на сцену. Но я воздерживаюсь от суждения о самом пении, чтобы не показаться слишком пристрастным для одних и слишком строгим для других.

Одесса имеет Институт благородных девиц, в котором воспитываются дочери чиновников на счет правительства и на свой собственный. Лицей, которому Герцог де-Ришелье положил основание, носит его имя и заключает в себе теперь 500 воспитанников, из которых так же часть обучается на казенном иждивении, а другие безденежно, и получают учебные книги из библиотеки заведения, за третью часть лавочной цены и еще менее. Все училища Новороссийского края и Бессарабской области состоят под управлением Лицея, имеющего многих отличных профессоров. Воспитанники носят военный мундир, из синего сукна и с черным бархатным воротником и красною выпускою; золотые звездочки означают число классов, которые начинаются там с первого, самого нижнего, и оканчиваются седьмым. Ученики двух так называемых философских отделений носят шпаги и треугольные шляпы. Израильское училище обещает со временем большую пользу в отношении образования тамошних евреев.

В июне месяце уже становится невыносимо жарко, и тогда начинаются купанья в море. Милая, прелестная читательница, никогда не покидавшая Берлин или много-много доезжавшая только до Потсдама, можешь ли ты представить неизмеримое море? Едва ли; потому что река Шпрэ не служит для него масштабом. Берлинцы имеют реку, в которой вода ограничена; но море ты созерцаешь и, созерцая беспрестанно, тщетно ищешь берега; берега не видно нигде: только вода; это море, которым ты шутишь и позволяешь его горьким. и соленым волнам перелетать через твою голову, быть может, через несколько часов взыграет с бешенством, яростью, с треском и подвигнет корабли на смертную пляску.

С немецк. К. Гехт.