Одессика - энциклопедия об Одессе
Новости сайтаКалендарь ОдессыСобытия из истории ОдессыЛюди ОдессыРазные истории об Одессе и ее жителяхМемуары об Одессе, проза, поэзия, живопись об Одессе и в жизни ОдессыАльбом фотографийУлицы ОдессыСловарьКаталог одесских сайтовФорумО проекте

Воспоминания старожила

<<< на предыдущую страницу

Из бомбических орудий, снятых с парохода "Тигр", известный одесский портовый боцман Джиджи-Мокки (Луиджи Мокко) устроил за свой счет батарею в конце Канатной улицы, из которой производили салюты прибывающим кораблям. Орудия эти, однако, вскоре полопались, как говорят, вследствие повреждения чугуна во время горения парохода...

Граф А. Г. Строганов. Около 40 лет прожил в Одессе русский вельможа и сановник граф Александр Григорьевич Строганов. Сначала в должности генерал-губернатора, потом гласным городской думы (избран был первым городским головою по новому городовому положению, но отказался), и остальное время частным человеком, с новым титулом первого вечного гражданина гор. Одессы.

Человек высокого ума, граф, вместе с тем, отличался странностями и оригинальностью, о которой оставил по себе в Одессе много анекдотов.

Первою оригинальностью можно считать его манеру никому не подавать руки для пожатия. Было ли это следствие гордости или врожденного отвращения к рукопожатиям - так и осталось невыясненным. Не зная этого, многие из высокопоставленных лиц попадали впросак. Во избежание таких неприятных сцен, граф, видя приближение подобного лица, закладывал руки за спину.

Граф терпеть не мог присутствия на своем письменном столе песку, который был в то время в большой моде для засыпки чернил на бумагах и письмах. Однажды граф распечатал над столом письмо, из которого выпала куча песку. Письмо было от почтмейстера К., большого франта, посещавшего все салоны, и знакомого с гр. Строгановым. Имея какую-то просьбу к графу, он изложил ее в длинном письме и счел долгом обильно посыпать золотым песком.

Разгневанный граф приказал написать следующий лаконический ответ: "М. г.! (Милостивый государь). Письмо ваше с песком получил". Следует подпись.

...Во время генерал-губернаторства графа Строганова одесские улицы были в самом безобразном виде. Грязь и ухабы на многих из них препятствовали движению экипажей, особенно в ночное время. Все жалобы начальству оставались без последствий. Сам граф ложился спать в 9 час., а если иногда и посещал театры, то проезжал по улицам, вполне исправным. Тогда придумали напустить на графа одну из одесских львиц, жену австрийского консула Ч-и, к которой и сам граф был неравнодушен. При первом свидании г-жа Ч-и сказала графу, что наши улицы до того ужасны, что по вечерам опасно выезжать из дому. На это граф прехладнокровно ответил: "Порядочные женщины по ночам сидят дома".

...После открытия одесской железной дороги, исходатайствованной генерал-губернатором, графом Коцебу, город Одесса и дворянство Херсонской губернии давали его сиятельству торжественный обед в Биржевой зале. Участвующих было около 500 особ. В числе почетных гостей на обеде присутствовал граф Строганов. После первых тостов один из уважаемых одесских медиков, домашний доктор графа Коцебу, предложил тост за здоровье супруги генерал-губернатора. Граф Строганов, который вообще недолюбливал гр. Коцебу, нашел тост этот несоответственным торжеству и спросил доктора, сидевшего невдалеке: "За какие заслуги г-жи Коцебу предложили вы тост?". Сконфуженный доктор ответил, что Коцебу так ее любит. "Мало ли кого он любит; из этого еще ничего не следует". "Но она такая слабенькая и болезненная", - добавил доктор. "В таком случае, посоветуйте ей переменить доктора, это будет лучше; а тосты не помогут ей".
... В начале 50-х годов появился в Одессе в звании адъютанта корпусного командира графа Остен-Сакена флотский офицер Е.В.Б-ч. Очень молодой еще человек, хорошо образованный, стройный, красивой наружности, ловкий танцор, он быстро, как говорят французы, распространился в одесском обществе.

... Вскоре после бомбардировки Одессы (англо-французским флотом в апреле 1854 г.) происходило освящение исправленной знаменитой Щеголевской батареи. Все суда были украшены флагами. На гавани - духовенство, войска и масса публики. Ясная погода и тихое море. Все это представляло великолепную картину. Генерал-губернатор Анненков пожелал иметь эту картину на полотне и, призвав своего адъютанта Б-ча, поручил ему немедленно съездить в город и привезти какого-нибудь художника.

Б-ч, не догадываясь, в чем дело, исполнил поручение тотчас.

Был в Одессе знаменитый в свое время трактир-ресторан Алексеева с оркестрионом в казенном - теперь Дерибасовском - саду, где здание, принадлежащее университету (ныне Научная библиотека ОГУ). В особенности славился он блинами и кулебяками и был рандеву одесской золотой молодежи. Б-ч тоже частенько туда заглядывал и задолжал большую сумму. Долго Алексеев ждал уплаты, просил, терпел, наконец, не выдержал и поехал к генерал-губернатору жаловаться.

В приемной встретил его адъютант Б-ч, постоянно дежуривший. "Куда?" "Да вот пришел жаловаться на вас его превосходительству". В это время Анненков вышел в приемную. Узнав Алексеева, он благосклонно кивнул головою и спросил о причине посещения. Но адъютант, опередив Алексеева, подскочил к генералу и доложил, что Алексеев явился к его превосходительству с покорнейшею просьбою сделать честь пожаловать к нему в четверг на блины.

"С удовольствием, с удовольствием!" - Отвечал Анненков и повернулся к другим просителям. Сконфуженный и озадаченный Алексеев ретировался.

Однажды, во время торжественного сопровождения из Одессы в Касперовку, Херсон и Николаев всеми чтимой и боготворимой Чудотворной Иконы Касперовской Божией Матери, слышали, как адъютант Б-ч как-то легкомысленно выразился по поводу торжества. Возвратившись в Одессу, вдруг, без всякой видимой причины, здоровый и молодой человек потерял движение ног. Пролежав несколько месяцев в кровати и дав обет отправиться на поклонение, он выздоровел. После этого события легкомысленный юноша превратился в серьезного человека.

... В продолжение многих лет Александр Андреевич Шостак был любимцем одесситов. Сначала он в чине полковника занимал пост полицмейстера. Красивая молодцеватая фигура, доброта сердечная, любезное и вежливое обращение с публикой очаровывало всех, имевших с ним какие-либо сношения.

Упрекали его в единственной слабости - любви к карточной игре, и притом азартной. Между прочим, припоминаю случай, наделавший в свое время много шуму в городе. В Одессу приехал из Москвы знаменитый игрок Н-с. Устроив квартиру при роскошной обстановке, он завел у себя нечто вроде игорного дома.

Полицмейстер Шостак не только глядел сквозь пальцы на это заведение, но и сам исподтишка принимал участие в игре. Н-с метал банк очень счастливо, и многие из партнеров, в том числе и Шостак, сильно пострадали. Такое постоянное счастье становилось подозрительным, несмотря на почтенный вид хозяина и роскошную обстановку. Полицмейстер, которому известны были все игорные вертепы и шулера, пригласил к себе одного из артистов в этом деле, одел его прилично и повел с собою на вечер к Н-су. После некоторого времени артист, следивший внимательно за игрою, убедился, что дело не чисто и понял, в чем заключается кунештюк, о чем и сообщил по секрету Шостаку.

В доказательство он сообщил ему вперед, какая карта будет дана и какая бита. Убедившись в истине слов артиста, Шостак сообщил об этом приятелю, богатому человеку и страстному игроку г. Волохову.

После новой перетасовки карт и срезки банкометом артист сообщил Шостаку, что, наверное, первою картою будет дана дама. Тогда Волохов поставил на даму 30 тысяч рублей. Банкомет, видимо, сконфузился, но не потерялся. Получив колоду карт, он заявил, что не будет метать, пока не увидит всех денег на столе, и, зная, что Волохов при себе такой суммы не имеет, собрался даже перетасовать колоду.

Тогда вмешался Шостак, уже как полицмейстер, и не позволил дотронуться до колоды, уже приготовленной. Начались пререкания. Кончилось тем, что полицмейстер потребовал, чтобы приготовленная колода карт оставалась нетронутою до того времени, пока Волохов не представит всю требуемую сумму.

Так как дело происходило ночью, банк был заперт, то деньги могли быть представлены только на следующий день. Это, однако, не остановило решения. Полицмейстер при свидетелях обвернул в бумагу и опечатал приготовленную колоду карт, положил ее в ящик стола, который тоже опечатал своей печатью и взял себе ключ. Для надзора возле стола были поставлены квартальный надзиратель и два городовых.

Все свидетели этой процедуры собрались на другой день в условленный час в квартиру Н-са; деньги Волоховым были доставлены, и при всех был распечатан стол и карты. Началась игра. Можно себе представить тревожное состояние заинтересованных лиц и напряженное внимание свидетелей.

Дама треф дана была в сонниках. Н-с проиграл. Оказалось, что он не в состоянии был уплатить всей проигранной суммы. Продана была вся богатая обстановка квартиры, а сам Н-с исчез из города...

...Первый из одесских психопатов, которого я видел, будучи почти ребенком, известен был под именем Александра Македонского. Болгарин по национальности, из порядочной семьи, он считал себя царем Александром Македонским. Расхаживал по улицам в красном костюме с конической шляпой, увешанной погремушками, и с длинной палицей, украшенной разноцветными флагами. Сопровождала его обыкновенно толпа уличных мальчишек, от которых по временам отбивался палицей. Остановившись где-нибудь на площади, обращаясь к публике, он декламировал на непонятном языке. Милостыни никогда не просил, держал себя важно и спокойно, а потому и полиция оставляла его в покое.

продолжение >>>